Previous Entry Share Next Entry
Сказка о Радуге
selivanovanna
Вот она – радуга. Ярик на цыпочках, затаив дыхание, растопырив руки, сделал первый шаг. Прохладная… Он оглянулся назад. Лес. Тишина. Наконец его оставили одного, на весь день, и он успеет пробежаться по радуге туда и обратно! Он уже давно нашел, что она начинается здесь, у реки, и так долго ждал счастливого момента! Правда, он слышал, как взрослые шептались, что семь цветов – это семь чувств: интерес, удивление, страх, гнев, вина, обида и радость. И по радуге может пройти и сыграть гармонию из ее струн только тот, у кого есть чувство меры и равновеее… ОЙ!



Ярик стремительно падал вниз. Радуга перевернулась.


-Ну вот, еще один без лица, - толстая женщина осуждающе покачала шевелюрой съехавшего парика.
-Ну, главное – цел, - мужчина еще раз на всякий случай ткнул тросточкой лежащего на мостовой Ярика – он всегда во всем сомневался. Пойдем, дорогая, - он шмыгнул носом, подтер платком, тут же проверил в зеркальце, не смазал ли ус и, на всякий случай, быстро подрисовал его карандашом.
Туман рассеивался, в глазах начинало проясняться. Та самая Небывандия. Черно-белая мостовая, как шахматное поле, черно-белое небо, черно-белые люди… Город без цветов… Ярик что-то слышал о ней, но что же теперь делать? Как вернуться домой?
Он приподнялся и сел. Голова еще кружилась. Люди проходили мимо и как-то странно оглядывались на него. А лица как будто застывшие в каком-то одном выражении. Вот у этого дяденьки обида, а вот у того – страх, у тетеньки – вина… Ногу мальчика начал обнюхивать бежавший мимо щенок. «Ха! У этого – интерес!» - заметил Ярик. Щенок понюхал зеркальце, оброненное усатым прохожим, вильнул хвостом и побежал дальше. «О! – Ярик поднял зеркало, - а у меня?». И тут же выронил – лица не было.

Весь день мальчик бродил по городу, пытался заговорить с людьми, но все были будто здесь и будто не здесь, прохожие, и у каждого дежурное выражение, но без выражения… Они казались равнодушными и, в тоже время, такими несчастными… Небывандия.

«Гав!» - Ярик обернулся. Знакомый щенок завилял хвостом. «Гав-гав!» - он потянул нашего героя за штанину и тот уныло поплелся за ним. Они вошли в пыльную лавку. Стены, шкафы, полки, даже пол были обвешены, завалены масками. Некоторые облеплены густым слоем пыли, некоторые еще пахнувшие красками.



Черно-белыми… Тут же валялись лоскуты ткани, обрывки бумаги, опилки, кисти самых разных размеров и выжатые тюбики. Где-то в углу кашлянула пыль, и оттуда показался старый мастер.
-Новенький? – на нем была маска радости. Он доброжелательно пожал руку мальчику. - Я Мастер.
- Ага. Очень приятно. На ваш… эээ… лицо приятно посмотреть после всего, что я видел в городе.
-Да, - гордо ответил мастер. – Я радостен, потому что занимаюсь любимым делом. Я творю! – и он развел руками, показывая на свои стены. Люди нуждаются во мне. И иногда заходят за новой или починить маску даже раньше, чем к сапожнику подновить башмаки. Я счастлив. Однажды, когда я был совсем молодым, чуть старше тебя, и только начинал творить, - он вздохнул, - однажды… мне показалось, что я потерял свое лицо… потерял себя…
Ярик тревожно приподнял руку к голове.
- И тогда я создал свой мир. Здесь все – мои творения. Какую маску ты хочешь, мой мальчик? – старик участливо склонился к Ярику и погладил его по плечу.
-Я… хочу свое лицо!
Мастер рассмеялся:
-Все хотят. Ты еще маленький и не понимаешь, что это очень сложно. И свое лицо бывает так тяжело носить… Оставайся. Тебе понравится. Привыкнешь.
- И я хочу домой!
-Ооо, - мастер ухмыльнулся. - Упрямый мальчишка!
Он открыл со скрипом шкаф, долго рылся там, наконец нашел пыльный чехол. И достал оттуда семь оборванных струн.
-На! – он швырнул их мальчику. - Научишься играть – вернешься к себе. Я так и не научился.
Ярик словил. Это была… радуга. Ветхая, оборванная, черно-белая…




Юный музыкант и художник лежал на берегу реки, и его живое лицо улыбалось солнцу каждой веснушкой. Сзади – лес и тишина. Нет громких оваций, никто не просит автографов. Он любит иногда приехать в это место и побыть один. Только он знает, что здесь начинается радуга. Только он знает, сколько труда, сколько дней и ночей нужны, чтобы дать ей звук и цвет. И сколько веры. Но именно это дает ему твердое знание того, что его зовут Ярослав. Именно это дает радость открыто смотреть людям в лица своим лицом. Творить. И соприкасаться душами.


?

Log in

No account? Create an account